Вы здесь:  

Главная страница

Шиварама

188

Он изо всех сил старался идти вперед, но Ему не удавалось сделать ни шага.

Чайтанья Махапрабху терся Своим нежным лицом о стену, раня рот, нос и щеки. Под влиянием экстаза Он не понимал, что происходит. В мыслях Он бежал по лесной тропе Вриндавана — знакомым путем, ведущим к Ямуне.

Когда прохладный ветер с океана подул на Говинду, тот проснулся от звука, который доносился из комнаты: «Гон-гон, гон-гон». Он сел и прислушался. Обычно Чайтанья Махапрабху не разговаривал и не пел во время Своих ночных экстазов. Это был какой-то новый звук: «Гон-гон, гон-гон».

Говинда встал и приложил ухо к двери. Внутри было тихо. Но потом Он услышал едва различимый звук, как будто кто-то потирал руками, и снова раздалось, как эхо: «Гон-гон, гон-гон!» Встревоженный, Говинда взял фонарь и поспешил в комнату Сварупы Дамодары.

Постучав в дверь, Он позвал: «Прабху, прабху! Вставайте! Пожалуйста, вставайте!»

Сварупа Дамодара уже привык вставать среди ночи, чтобы успокоить Господа, поглощенного экстатическими чувствами. Он ответил из комнаты: «Иду!»

Открыв дверь, он направился прямо в Гамбхиру, и по дороге Говинда взволнованно рассказал ему: «Из комнаты Господа доносятся какие-то странные шорохи и бормотание, что-то вроде «Гон-гон, гон-гон».

Сварупа Дамодара отпер дверь и взял фонарь из рук Говин-ды. Вместе они вошли в темноту. Когда фонарь осветил комнату, они увидели Чайтанью Махапрабху, который стоял, прижавшись к дальней стене, повернутый к ним широкой спиной. Не замечая ничего вокруг, Он пытался протолкнуть Свое золотистое тело вперед, неистово и ритмично двигая руками и ногами.

Сварупа Дамодара вернул масляный фонарь Говинде и, осторожно обняв Господа, усадил Его на подстилку. Когда Чайтанья Махапрабху посмотрел на него, Сварупа Дамодара был так опечален, что едва не лишился чувств. 

Далее: