Сайт продается: mail@vedatext.com
Вы здесь:  

Оглавление: Главная страница

Оглавление: Путь Чхоты

стр86 ...Что у тебя там? – спросил он Нимая...

- Что у тебя там? – спросил он Нимая.

Нимай наконец заметил, что случилось. Он бросился к раздавленной коробке и поднял то, что осталось от нее. Боксер все еще рычал и рвался с поводка.

- Это мерзкая мышь! – воскликнул он. – Выброси ее на улицу!

Тело Чхоты не пострадало, но он находился в состоянии шока, подобно человеку, уцелевшему в автомобильной аварии. Нимай нес его в руках и без конца просил у него прощения. Чхота сказал ему, что все в порядке и беспокоиться не о чем, но тут его начало трясти. И только когда они оказались в тихой и пустынной храмовой гардеробной, страх, сковывавший его члены, наконец-то отпустил его. Нимай укрыл его теплой одеждой и принес тарелку маха-прасада.

- Ты не виноват в этом, - проговорил Чхота. – Просто мне не следовало рождаться в материальном мире. Это предупреждение – Кришна предупреждает меня.

Пока Чхота дремал, Нимая сидел рядом с ним. Когда же он проснулся, они возобновили разговор.

- Самой большой неожиданностью для меня было то, что ты, как я узнал недавно, рассказывал о сознании Кришны еще одной мыши, Шива-джваре, - сказал Чхота. – Я всегда думал, что я, Ямала  и Арджуна были единственными, кому ты рассказал о нем.

- По правде говоря, у меня вовсе не было такого намерения, - ответил Нимай. Это произошло, когда мы с Гурудевой остановились по пути в Нью-Йорке. Это чуть было не случилось и раньше, в Южной Индии. Мне кажется, это происходит тогда, когда Кришна хочет этого. Он побуждает меня рассказывать о Кришне какой-то одной мыши, которая затем передает услышанное другим. Шива-джвара сказал мне, что ты говорил также Арджавамом Прабху. И я слышал, что ты совершил геройский поступок и спас всех мышей от отравления.

Чхота в ответ неохотно пробормотал несколько слов.

- Об одном я тебе еще не рассказал, - вымолвил Нимай, - но сейчас я бы хотел признаться тебе в этом. Через несколько месяцев после того, как мы расстались, я начал немного сомневаться в том, что все приключившееся с нами происходило в реальности. Мне не с кем было поговорить о том, что произошло, и я понимал, что люди будут считать меня сумасшедшим, если я заговорю об этом. Даже с Гурудевом я никогда подробно не обсуждал этого. И я начал считать все случившееся просто проявлением моей эксцентричности, из-за которой меня называют Нимаем-гномом и другими не менее замечательными именами. Хотя в те дни, которые я провел с вами, возродилась моя духовная жизнь, так как мог служить вам и помогать вам становиться бхактами, все же я постепенно начал забывать об этом и стал даже думать, что, может быть, этого вовсе не было. Я не хотел, чтобы меня считали странным.

Чхота внимательно выслушал Нимая, но затем вернулся к своему главному вопросу:

- Нимай Прабху, что мне делать? Пожалуйста, скажи мне, чего хочет Кришна. Мне действительно не следует проводить столько времени в одиночестве, повторяя мантру и читая? Что я должен делать?

- Я еще не знаю, - ответил Нимай. – Может, нам вместе поехать к Гурудеве и спросить его? А если ты не поедешь со мной, я могу задать ему твой вопрос.

Им обоим стало понятно, что они больше не могут путешествовать вместе. Это было слишком опасно. И Нимай вдобавок чувствовал, что это оскорбительно для Чхоты – словно у него не было занятий получше, чем сидеть в темном кармане Нимая. Чхота безгранично верил Нимаю. Нимай медлил с ответом на его вопросы, но Чхота терпеливо ждал. Он чувствовал духовное умиротворение, просто находясь рядом с Нимаем. Он был уверен, что получит ответ, поскольку со всей решимостью и серьезностью обратился к представителю Кришны, и что бы Нимай ни сказал, он был готов выполнить его указания.